Бобби Карпентер: «Когда предлагает Кинэн – выбор очень простой» - Kunlun Red Star

Бобби Карпентер: «Когда предлагает Кинэн – выбор очень простой»

18 августа 2017

Бобби Карпентер 18 лет отыграл в НХЛ и трижды завоевывал Кубок Стэнли: один раз в качестве игрока и дважды — в роли тренера. Сейчас известнейший американец работает помощником Майка Кинэна в «Куньлуне» и отвечает за работу с нападающими. В интервью Карпентер рассказал о своей карьере, семье и пребывании в Китае. — Ваше имя навсегда вошло в историю. В сезоне 1984/85 вы стали первым американцем, впервые забросившим более 50 шайб за сезон в НХЛ. Помните тот год в «Вашингтоне»? — С тех прошло уже много времени. Тогда я был молод. В первые девять лет карьеры я вообще забивал очень много и считался серьезным бомбардиром и снайпером. Примечательным был тот факт, что юбилейную шайбу я провел в «Монреаль Форуме» – на родине Анри Ришара. Ришар стал первым канадцем, забросившим более 50 шайб за сезон в НХЛ, а я – американцем. Мне удалось повторить достижение Анри и навсегда вписать свое имя в хоккейную историю. — За счет чего удалось добиться столь высокого результата? — У нас была очень хорошая команда, а со мной в тройке выступали выдающиеся партнеры. Один из них — Майк Гатрнер, также забросивший в сезоне 1984/85 50 шайб. На левом краю у нас играл «чекер» — Гутьен Дюшейн, выполнявший громадный объем черновой работы и позволявший нам с Майком много времени проводить в атаке. — «Столичные» выбрали вас под третьим номером на драфте 1981 года. Дочь Алекс, спустя 34 года, сумела «переплюнуть» папу и ушла на ярмарке талантов первой. Алекс сама решила пойти по стопам отца? — Выходит, я проиграл дочери в очном соревновании (улыбается). До девяти лет Алекс вообще ни разу не играла в хоккей. На протяжении трех сезонов она занималась футболом. Зимой у ее команды был отпуск, и она спросила меня: «Можно ли попробовать стать хоккеисткой?» На что я ответил: «Конечно!» С тех пор она влюбилась в этот вид спорта. — Чем Алекс занимается помимо хоккея? — Она у меня очень разносторонняя. Кроме хоккея и футбола здорово играет еще и в софтбол. На данный момент у нее абсолютно фантастическая статистика – за четыре года в игре она не допустила ни одной ошибки. Ее не раз приглашали учиться в Университет УКЛА, куда она могла бы поступить совершенно бесплатно, но дочь решила остановить свой выбор на хоккее. — Ваш 20-летний сын также весьма успешно играет в одной из американских студенческих лиг. Не думали пригласить его в «Куньлунь» или все же мечтаете увидеть Бобо в одном из клубов НХЛ? — Все к этому идет. Ему осталось учиться еще два года. Сын уже дважды ездил в тренировочные кэмпы клубов НХЛ – «Питсбурга» и «Нью-Джерси». Там им остались довольны. Следующий год покажет, в каком направлении стоит двигаться дальше. — Образование для него так важно? — Да. Вдобавок ко всему, Бобо – капитан команды Бостонского Университета. Для него гораздо предпочтительней сначала закончить обучение, чем бросить его и подписать контракт с одним из клубов низшей американской лиги. Сын растет толковым парнем. Четырехлетнюю программу колледжа он собирается пройти за три года и тогда сразу получит ученую степень. — За 18 лет в НХЛ вы сменили пять команд. Какой клуб запомнился больше всего? — Все клубы были хороши по-своему. С «Нью-Джерси» я трижды выигрывал Кубок Стэнли, в Бостоне я родился и выступал при родных зрителях, в «Вашингтоне» у нас был сплоченный и крепкий коллектив, который строился не один год, и, наконец, «Лос-Анджелес» — это Лос-Анджелес! Здесь объяснять ничего не нужно (смеется). — Майк Кинэн рассказывал, что принимал участие в съемках фильма, посвященного Кубку Канады 1987. На том турнире вы защищали цвета сборной США. Чем он запомнился? — Больше отложился в памяти Кубок Канады 1983 года. Тогда сборная США была очень сильной и дошла до полуфинала, где уступила шведам. А в 1987 году мы выглядели слабо. Тренерам не удалось собрать сильный коллектив. Во многом по причине травм ведущих игроков. — Многие рассказывают, что в матче против сборной СССР американцы действовали чрезмерно жестко. Постоянно били и провоцировали соперников, а Гэри Сутер так сильно ударил в лицо Андрея Ломакина, что тому пришлось накладывать 10 швов. Это была тренерская установка? — Нельзя сказать, что этот подход самый мудрый, но мы хотели быть большими и злобными на фоне техничных игроков сборной СССР. Наши хоккеисты не обладали столь выдающимся талантом. Думали, что тактика запугивания сработает. Но ничего не помогло – мы уступили. — Кто из игроков советской сборной выделялся особенно? — Было приятно наблюдать за первой пятеркой: Фетисов — Касатонов, Крутов – Макаров — Ларионов. Они выглядели великолепно. — Вы добились уникального достижения – выиграли Кубок Стэнли в качестве игрока, и дважды – в качестве тренера. Причем, оба раза с «Нью-Джерси». Какая виктория оказалась самой сложной и желанной? — Победа в качестве действующего хоккеиста особенно приятна. Об этом я мечтал с детства. Она оказалась трудной с физической точки зрения, но не с психологической. Когда ты находишься в роли действующего спортсмена, то должен заботиться только о себе и своей игре. Гораздо сложнее пришлось при переходе на тренерскую работу. Сил ты расходуешь не так много, но при этом должен постоянно думать о 23 игроках команды и контролировать их состояние. Больше всего запомнился 2000 год в «Нью-Джерси». Тогда все у нас шло как по маслу – травмы обходили хоккеистов стороной, в коллективе царила отличная атмосфера, а все игроки были единым целым. В плей-офф мы прошлись катком по соперникам и не оставили им ни малейшего шанса. — Действительно Лу Ламорелло — столь важная фигура в «Нью-Джерси»? — При нем нам удалось создать единую систему командной игры. Мы стали первым клубом в НХЛ, отменившим все индивидуальные бонусы. Премии были предусмотрены только в случае общего успеха. В 1995 году состав «Детройта» по именам был намного круче нашего, но за счет единого кулака мы сумели выиграть Кубок Стэнли. Заслуга в этом, в первую очередь, принадлежит Лу. — Переезд в Китай – ваш первый опыт работы за пределами Северной Америки. Чем подкупило предложение «Куньлуня»? — Меня привлекла возможность работать с Кинэном и Кравчуком. Майк – великий тренер, Игорь – выдающийся игрок. Ранее я уже выступал в командах известнейших Жака Лемера и Пэта Бернса, но, когда тебя зовет сам Кинэн, по-моему, выбор очень простой. — В межсезонье вы в живую посмотрели достаточное количество матчей клубов КХЛ. В чем главное отличие игры на европейских площадках? — Хоккей здесь, действительно, немного другой, но все это не так важно. — В Китае ранее доводилось бывать? — Нет, подобный опыт у меня впервые. — Майка Кинэна поразила численность населения китайских городов, а вас? — Меня – тоже. Одно дело – Москва или Нью-Йорк. Китай же – это что-то невероятное. В Северной Америке я был практически везде — видел мегаполисы и различные деревушки. На Востоке перед моими глазами открылся совершенно другой — новый мир. Я просто восхищен! — Ваша семья во время сезона будет жить в Штатах? — Только жена будет время от времени прилетать ко мне. Все дети сейчас при деле. Дочка в составе олимпийской сборной США по хоккею будет готовиться к поезде в Пхёнчхан. Старший сын учится в колледже, а младший – играет в американский футбол и параллельно получает образование. — Какой результат выступления обновленного «Куньлуня» посчитаете успешным? — Для тренеров большим успехом будет создание хорошей и крепкой команды. Если мы сумеем объединить отдельные группы игроков нашего интернационального коллектива в большое и единое целое, это будет здорово.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Kunlun Red Star